RSS

Историческая справка

Века, прошумевшие над Ростокино

Село Ростокино под Москвой, на реке Яузе, ныне вошедшее в черту города, принадлежало боярину Михаилу Борисовичу Плещееву. В 1447 г. Михаил Борисович передал село Ростокино Троице-Сергиеву монастырю, «С серебром и с хлебом и со всем, что к тому селу посягло и пустошьими, куда топор и коса и соха ходили».

Серебром называли вообще деньги, а в данном случае имеются в виду ссуды, розданные крестьянам. Выражение «куда топор и коса и соха ходили» означает, что владение не было отмежевано от соседей и границы его определялись землепользованием ростокинских крестьян по старине.

По описанию последней четверти XVI века в Ростокинском владении было около 26 десятин. У села было две деревни - Высокая на Яузе и Чеснокова да две пустоши, раньше бывшие деревнями. Под пашней было около 150 десятин, под перелогами - 50, под лесною порослью – 45, под дровяным лесом – всего 10. Кроме пашенного хозяйства, доход давала мельница на Яузе –«мелет в двои жерновы» на монастырский обиход, а сверх того «сбирают от молотья найму на год по 10 рублей, а на иной год, коли вода больше, сбирают по 15 рублей на год». «Да под селом же на реке Яузе в весну перевоз, сбирают с него в монастырь по 2 рубля с полтиною в год…» «А крестьяне на монастырь оброку никакого не дают – пашут пашню да сено косят, да им же поделка на мельнице – ежевесен землю к заполотине и навоз носят и лес секут».

В Смутное время Ростокино сильно пострадало, и по описанию 1623г. в нем было 15 дворов, по переписи 1646 г. –19 дворов, и, наконец, в 1704 г. числилось 27 дворов и 73 человека. В 1764 году согласно манифесту о секуляризации монастырских имений Ростокино переходит в ведение Коллегии экономии. В конце XVIII века в селе насчитывалояь 27 дворов при 159 жителях.

С 1779 г. началось строительство знаменитого Мытищинского водопровода. Близ Ростокина построили акведук, поддерживавший водопроводный канал.

Павел I отдал Ростокино в командорственное держание своему воспитателю, кавалеру ордена св. Андрея Первозванного митрополиту Платону (Левшину), отличавшемуся образованностью в духе екатерининского Просвещения. При Александре I ростокинские земли возвращаются в собственность государства. При сельце уже в 1852 г. находилась ситцевая фабрика коллежского советника Владимира Матвеевича Молчанова, где бумажная пряжа красилась «в красный адрианопольский цвет». Поблизости находилась ситценабивная фабрика купца первой гильдии Николая Яковлевича Константинова. Близость к столице привела к тому, что в конце XIX века сельцо превращается в промышленный пригород Москвы. Здесь разместились брезентовый завод Волкова и Шишкинского, отбельно-крутильное заведение Содомовых, брезентовый завод Васильева, заведение окраски шелка Фермана, завод по выделке револьверных патронов Егора Егоровича Торбека. Ростокино было и центром одноименной волости – здесь находилось волостное правление. При этом, несмотря на множество фабрик, сельцо вместе с соседним Леоновом считалось дачной местностью.

Территория бывшей усадьбы Леоново расположена в Северо-Восточном административном округе г. Москвы на левом берегу р. Яузы. От усадебного комплекса до наших дней сохранилась построенная в начале 18 века церковь Ризоположения и копаный пруд в пойме реки Яузы.

В 1626 г. царем Михаилом Федоровичем дана вводная грамота на новое поместье князю Ивану Хованскому. Князь Иван Хованский занимал при царском дворе высокие должности – он был стольником, затем воеводой, с 1625 г. – церемонимейстером двора.. В 1645 г. Хованский был сослан в Сибирь, но уже в 1649 г. он вновь появляется при дворе и его жалуют бояре.

Очевидно, после возвращения из ссылки была построена господская усадьба в с. Леонове. После смерти князя Ивана Никитича Леоново переходит в наследство его вдове и сыновьям Ивану и Петру. Сын князя Петра Василий строит в Леонове новую каменную церковь, заложенную в 1719 г., освященную в 1722 г. После смерти в 1746 г. князя Василия и в 1748 г. его жены Екатерины Петровны (урожденной Шафировой), состояние семьи переходит в руки девяти наследников.

Распадение состояния, накопленного за 130 лет, началось выделением из наследства старшего сына Александра в 1750 году, а закончилось в 1760 г. разделом имущества под руководством комиссии, назначенной императрицей Елизаветой Петровной. Леоново с деревней Казеево, заложенное еще в 1758 г., перешло к сыновьям князя Василия - Петру и Юрию.

Новые хозяева до такой степени запустили свое подмосковное поместье, что поручитель их долга граф Н.А.Головин в 1761 году обращается в государственный дворянский банк с просьбой о "немедленной продаже Леонова с аукциона: "При закладе оное имение состояло в хорошем порядке, а ныне по близости живущие сторонние люди рощи рубят, из прудов рыбу ловят, хлеб жнут, сено косят и увозят и чинят имению великое разорение". Посетивший имение в 1762 году прапорщик Яков Захаров оставил описание состояния имения: "В конюшенном дворе (на 20 стоил и 12 денников), как стоялых, так и прочих лошадей ничего нет. В скотном дворе - коров, овец, свиней, а также птиц ... - ничего нет ... В господском доме провалился потолок А под оным селом близ р. Яузы в лугу пруд (87х27 сажен), а в нем имелась рыба разных пород, а ныне ничего нет. На другой стороне Яузы два пруда, с прорубленной между ними плотиной и спущенные. За то в Ризоположенской церкви оставалась в целости вся богатая утварь, под наблюдением священников: дьякона, дьячка и пономаря ... ".

В июле 1762 г. на аукционе Леоново купил Александр Васильевич Хованский. В «Экономическом описании семи уездов М.губернии" есть описание имения К.Н. Хованского: под поселением 10 дес. церковь каменная. Дом господский деревянный, сад регулярный вновь разводится ... дворовых 15 человек, работают в саду, при конюшенном и скотном дворе. В июле 1767 года князь Александр Хованский продал Леоново, которым его семья владела 140 лет, дворянину Павлу Григорьевичу Демидову.

Новый владелец Леонова Демидов П.Г. родился в 1738 г. в семье богатого владельца медных и железных заводов и получил блестящее образование, учился в Ревеле, германских университетах, путешествовал по Европе. После смерти жены, когда ему было всего 28 лет, он удаляется от дел, уединяется в подмосковном имении Леоново и все свое время посвящает изучению философии, природы, коллекционируя художественные произведения, монеты, книги и увлекаясь садоводством и лесоводством.

На плане генерального межевания 1772 года показана господская усадьба с регулярным парком, церковь с выделенной церковной землей, хозяйственные постройки и два копаных пруда: один в пойме р. Яузы, второй - в регулярном парке.

Крестьянские дома при усадьбе отсутствуют. Усадьба со всех сторон окружена лугами и пашнями. Лесные массивы начинаются в 150-300-х метрах от господского двора. Композиция усадьбы классическая - главный дом с двумя флигелями расположен на высоком берегу р. Яузы и ориентирован на нее. Регулярный парк примыкает к двору с севера, состоит из четырех квадратов, центральная аллея ведет к господскому дому. При церкви упоминается кладбище. К усадьбе ведут подъездные дороги: с юга - из села Алексеевского с переправой через р. Яузу; с востока - из села Ростокино; с севера - из с. Медведкова и с. Свиблова.

При сравнении плана генерального межевания с "Топографическими картами окрестности Москвы" 1772 и 1821 гг., а также гравюры с видом Леонова 1806 г. возникает предположение, что на плане генерального межевания изображена усадьба, существовавшая при Хованских и еще не перестроенная Демидовым.

Расстановка зданий, богато оформленные террасы на спуске от главного дома к пруду и р. Яузе, наличие крестьянских жилых домов - все говорит о полном соответствии подробного плана 1821 г. и гравюры. В результате анализа планов 1772 и 1821 гг. надо отметить, что в целом композиционное решение усадебного комплекса не изменилось. Сохранился регулярный парк и главная композиционная ось усадьбы, на которой размещался главный дом с двумя фланкирующими его флигелями, но вся усадьба стала значительно компактнее и, судя по гравюре, значительно большее внимание уделял ось ее декоративному оформлению.

Демидов прожил в Леонове 54 года, до своей смерти в 1821 г. По словам современников "как страстный любитель природы, Павел Григорьевич большую часть года проводил в подмосковном селе своем Леонове, а чтобы и зимой любоваться зеленью дерев, насадил не одну тысячу сосен и елей, выписывал кедру, лиственницу и пихту ...

После смерти П.Г. Демидова, Леоново с Казеевым ненадолго переходят во владение его брата Петра и племянника Григория Александровича, которые в 1822 году продают имение гвардии поручику Н.И Пономареву.

В 1825 году Пономарев продает Леоново купцу ИЛ. Кожевникову, которому в это время уже принадлежит соседнее Свиблово. "Волна промышленной предприимчивости захлестнула подмосковную местность, не миновав и Леонова ... Наступило иное время: начало промышленного развития страны, когда все чаще появлялись люди, выбившиеся из простых разночинцев ... Новый владелец "по современному" смотрел на обширные посадки Демидова: для надобности своей суконной фабрики в Свиблове, он вырубил до чиста весь лес, не пощадив и церковный. Всю усадьбу, прилегающую к воде, сдал под фабрики и заводы, разбросавшие повсюду свои неуклюжие каменные здания, без всякого отношения к прекрасным видам".

На "Военно-топографическом плане Московской губернии" 1838 г. отражены изменения, произошедшие на территории усадьбы во время владения ею Кожевниковым. Утратилась строго симметричная композиция усадебных построек, почти вдвое сократился усадебный парк, через территорию усадьбы появился транзитный проезд из Ростокина в Свиблово, на правом берегу Яузы появилась бумажная фабрика. Но произошли и хорошие перемены - " ... разрушающаяся совсем Ризоположенская церковь, стоявшая "без пения" 59 лет, куда французы ставили лошадей, а огородник с удобством складывал сено, вся крыша которой поросла березами, ремонтируется фабрикантом Евграфом Владимировичем Молчановым (1859 г.) для духовной потребности рабочих, основанной на Ростокинской земле ситценабивной фабрики".

Кожевников разоряется и в 1867 году Леоново вновь продается с аукциона.

Поместье по купает Е.В. Молчанов "не привлекаясь местностью, а с единственной целью сохранить чистыми, для своей фабрики, верхние воды Яузы".

На "Плане специального межевания", произведенного в 1899 году видно, как разделено имение. Господская усадьба и половина парка куплены вдовой потомственного, почетного гражданина Александрой Епишкиной. Западная часть парка и западные лесные территории имения куплены Александром Арсентьевичем Капустиным. На территории парка и прилегающих к усадьбе пахотных землях построены дачи. При сравнении планов 1838 и 1899 годов, можно сказать, что постройки демидовской усадьбы к этому времени почти полностью утрачены. Сохраняются пруды в пойме реки и в парке. Луга и пашни постепенно зарастают редколесьем. После смерти А. и О. Капустиных их земли переходят в наследство трем сыновьям, каждый из которых строит себе дом и разводит плодовый сад вне территории бывшей усадьбы.

Строительство окружной железной дороги, пущенной в действие в 1907 году, разделило территорию имения на две части, причем под полосу отчуждения были вырублены леса и вновь заложены плодовые сады.

Корреспондент газеты "Голос Москвы" от 3 августа 1907 г. так описывает путешествие на вновь пущенном участке железной дороги: "В ужасном виде обе речки: особенно Лихоборка, черная, с плавающими блестками, вода которой отражает цвет красок Сусоколовской фабрики, а Яуза тоже говорит о суконно-красильном заводе Неймана. Неужели нельзя сделать фильтры и пользоваться ими?!"

После 1917 года территория бывшей усадьбы постепенно застраивалась индивидуальными жилыми домами, насаждения XIX века вырубались, разводились приусадебные огороды и плодовые сады. На бывшей церковной земле, вблизи полосы отвода железной дороги было устроено Леоновское кладбище.

В последние годы индивидуальные жилые дома или снесены или пустуют. На основе сохранившихся вековых насаждений и новых посадок, сохранившегося пруда в пойме, организовалась зона отдыха жителей прилегающих микрорайонов.